КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


ЯСНОвидящая

Автор: 

Часть 1

Долгое время Ирина Анатольевна успешно работала в Москве ясновидящей. В России их всегда хватало, но мало кто решался открыто себя рекламировать.

Был ли среди сотен практикующих кудесников хоть один настоящий маг, за которым стояли бы подлинные способности ясновидения? Этого никто не знал. Но потребность в чуде при хронической нехватке счастья населения страны рождало в людях такую веру в невозможное, что любой талантливый шарлатан имел серьезные шансы на успех.
Ира, конечно, была не из тех прорицателей, которые дружно обещали страждущим излечение практически от всех болезней, клялись снять порчу и венец безбрачия, привлечь фортуну к бизнесу, любовь – к утратившим ее, убить желание курить, пить, а то и есть (для желающих похудеть). Она считала себя человеком исключительно совестливым, поэтому скромно выбрала безобидную нишу ясновидения, где даже возможные ошибки, от которых никто не застрахован, не смогли бы навредить.


В гостях у Случая

Ира родилась в Одессе и, прожив в этом городе до десятилетнего возраста, навсегда впитала в себя своеобразие его атмосферы и речи.
Когда отца перевели на работу в Москву, Ирочка училась в третьем классе. Она тяжело переживала расставание с родными местами, с друзьями и одноклассниками, но выбора не было. С этого момента началась ее жизнь в столице.
Вскоре в Новосибирске умерла бабушка, папина мама. Родители полетели на похороны, поручив тете Ане, маминой сестре, переехавшей из Одессы в Москву следом за родными, заботу о маленькой Ире и ее двухлетнем брате.
По дороге домой, в Москву, самолет разбился. И, если бы тетка не взяла на себя опекунство и все заботы о детях, они бы попали в детдом.
Своим невероятным внешним сходством и некоторыми чертами характера тетка напоминала маму. Но разве кто-нибудь на свете может заменить человеку родную мать!
Тетя Аня преподавала пение в школе, подрабатывала частными уроками музыки и вязанием на спицах. Тем не менее, денег хронически не хватало.
Поэтому, едва закончив восьмилетку, Ира приняла решение пойти работать. Тетка и так пожертвовала ради них с братом личным счастьем, не успев создать свою собственную семью. Пока ее подружки бегали на танцы и искали женихов, Анна стирала, готовила и проверяла уроки племянников.
«Мне пора уже приносить в дом деньги, – решила Ира. – А все эти институты можно отложить и до лучших времен».
Она всерьез задумалась о профессии парикмахера, но тут, как всегда неожиданно, вмешался Случай.

Как-то вечером к ним на чай зашла соседка с беременной дочерью Верой. Та носила ребенка уже шесть месяцев, но живот выглядел на все девять: он выпирал вперед большим кабачком, хотя со спины можно было подумать, что никакой беременности нет и в помине. Веру бросил возлюбленный, и она чуть не наложила на себя руки.
После чаепития заговорили, как всегда, о тяжелой женской доле. Но затем решили все-таки закончить вечер мажорным аккордом и выбрали для этого тему новой жизни, которая совсем скоро радостно ворвется в их коммунальную квартиру детскими криками, молочными кашками, мокрыми пеленками и прочими бесценными радостями. Все заулыбались, а Анна вытащила из шкафа голубые пинетки, пока не довязанные, но близкие к завершению, – будущий подарок соседскому сынуле.
– А еще я свяжу ему комбинезон и шапочку из такой же шерсти. Будет самым нарядным мальчиком в нашем районе.
– А с чего вы взяли, Анна, что я рожу именно мальчика? – обиделась будущая мать, поджав губы.
– Конечно, мальчика! С такой-то формой живота девочки быть просто не может! – категорично заявила тетя Ирины и продолжила: – Есть народные приметы, а они основаны на многолетнем человеческом опыте.
– Вот и я, мама родная, говорю ей, что будет мальчик, а она все ноет и ноет про дочку, хоть ты тресни... А чем дочка-то лучше? У мужиков жизнь – сплошное развлечение. Тебе ли не знать, как тяжела женская доля! – с досадой выпалила соседка, но осеклась, заметив, наконец, убитое лицо дочери.

Почти весь оставшийся вечер Вера мрачно молчала, но в самом конце, когда пришло время прощаться, ее вдруг прорвало:
– Ну что вы все заладили: «Мальчик, да мальчик»! Почему это обязательно мальчик? Форма живота – это еще не приговор, – запротестовала она и вдруг как закричит истерически. – Я девочку хочу! Дочку!
Это прозвучало как запрос высшим силам, словно Вера находилась не в гостях у соседей, а на приеме у самого Господа. Она была не в силах больше сдерживать обиду на свою судьбу и разревелась во весь голос, никого не стыдясь. Накопившаяся боль одинокой беременности вырвалась наружу с такой мощной энергией, что Ира едва не заголосила с ней хором.
Впервые в жизни острое нестерпимое сострадание ошеломило, ударило и обожгло ее. Она не знала, что произнесет в следующую минуту, но ее губы зашевелились сами собой, рождая звуки, переросшие в этот знаменательный для всей ее будущей жизни текст:
– Я умею определять пол будущих детей. И форма живота здесь ни при чем. Я просто чувствую это, вот и все. Вера родит девочку.
Все засмеялись, и атмосфера за столом мигом разрядилась. Вера почему-то перестала плакать, глаза ее потеплели. Она, разумеется, тоже понимала, что Ирка – никакая не ясновидящая и не экстрасенс, а просто – добрый человек.

Дар ясновидения

Однако когда в положенный срок Верка действительно родила девочку, забытый разговор вдруг вспомнился всем его участникам. Иру допрашивали дома и у соседей, как ей удалось угадать. Она загадочно улыбалась и твердила:
– Я не отгадала, а почувствовала! Хотите – верьте, хотите – нет.
Наверное, история эта не имела бы продолжения, если бы Вера не поделилась ею с подругами и сотрудницами. Среди них нашлась еще одна беременная, желающая срочно получить мнение Иры о том, кого же родит она.
В семидесятые годы в СССР не существовало повсеместного определения пола будущих детей. А узнать заранее хотелось почти всем.

...В один из выходных Верка ввалилась к Ире без предупреждения вместе с подругой. Увидев взгляд беременной, полный надежды и восхищения, Ира поняла, как неохота ей разочаровывать гостью признаниями в своем шарлатанстве. И тогда она решила сыграть роль ясновидящей еще разок. Ну, ошибется так ошибется. Не убьют же ее!
Она долго смотрела на живот, потом в глаза будущей матери и пыталась на уровне ощущений представить себе ее ребенка. И вдруг ей показалось, что только мальчик (и никто больше) может родиться у этой дамы с резкими скулами и волевыми чертами. Хотя, конечно, мальчики сплошь и рядом рождаются и у очень женственных мам. Но Ира всегда доверяла своему предчувствию.
– Мальчик! – уверенно объявила она.
Женщина резко встала, мгновенно поверив в прогноз, который ее, по-видимому, очень обрадовал. Она открыла сумку из дорогой добротной кожи и, вытащив из нее конверт с деньгами в благодарность за оказанную услугу, протянула его изумленной Ире. Та отказалась, но беременная настаивала, а Верка подначивала:
– Бери-бери! Ты заслужила, почему не взять?
Справившись со смущением, Ира негромко произнесла:
– Ну, до родов – это плохая примета. А вот после... Если не передумаете, я приму ваш подарок.
Через два месяца Ира получила двухнедельную зарплату инженера: женщина оказалась обеспеченной и щедрой.

С этого началась карьера и слава юной ясновидящей.
Сначала она разбрасывала листовки «Определяю пол будущего ребенка» недалеко от женских консультаций, которых в Москве было немало. Но очень скоро клиентура выросла до таких размеров, что в рекламе Ира уже не нуждалась.
Она никогда не брала деньги вперед. Только после рождения детей. Говорила о разных приметах, о том, что ее никто еще ни разу не обманул, не заплатив (и это было правдой), так как обман мог бы энергетически плохо отразиться на судьбе детей. И что интересно, ни один родитель за все годы практики ясновидящей не пытался сэкономить, рискуя счастьем родного чада.
Хотя... был один-единственный случай неуплаты, о чем Ира, разумеется, никогда не упоминала: какая-то юная провинциалка, приехавшая в Москву поступать в театральный, провалилась на первом же туре, от кого-то забеременела, решила рожать. Посетила Иру, но так и не явилась после родов заплатить: то ли совсем с деньгами туго было, то ли несостоявшаяся актриса оказалась напрочь лишенной не только суеверий, но и способности держать данное слово. Остальные клиенты с оплатой никогда не подводили.
Первое время ясновидящая принимала клиентов в своей комнате, а ее брат и тетка выступали в роли обслуживающего персонала, провожая народ в гостиную для ожидания. Они трепетно относились к уникальному дарованию Ирочки и старались помогать, как могли. Она стала для них щедрой кормилицей, взяв все материальные заботы о семье на себя. Через три года Ира купила просторную кооперативную квартиру, но продолжала полностью обеспечивать родных.

Бизнес. Идея и воплощение

В свой кабинет она не допускала никого, кроме самой беременной. Сопровождающие лица: мужья, подруги и родители оставались ждать на кухне или в гостиной. Если предсказания не оправдывались, клиенты приходили все равно, чтобы объяснить, почему они не готовы оплатить услугу: в этом вопросе страх прогневать всесильную ясновидящую, действительно, оказывался сильней жадности и склочности.
– Простите, – говорили смущенные мамочки, – но вы сказали, что будет девочка, а родился сын!
Ира всегда вежливо улыбалась и спокойно отвечала:
– Сейчас разберемся. Вообще-то у меня ошибок не бывает. Однако давайте посмотрим в моем журнале. Напомните мне, пожалуйста, Ваши фамилию и имя. Отлично, а дату не припомните, когда вы у меня были? А, вот вы у меня, на букву «Р», Романова Татьяна Владимировна, так? Это ваш номер телефона?
– Да, это я, – подтверждала новоиспеченная мамаша.
– Ну, вот, читайте, Танечка! – продолжала Ира. – Тут записан и пол ребенка, который я вам назвала.
– Романова Татьяна Владимировна. Родится мальчик, – удивленно читала мамаша, не зная, как реагировать. Ира тут же просила позвать сопровождающих. Входили муж и родные. Все они убеждались в четкой записи правильного пола и начинали упрекать свою дочь (сестру или жену) в невнимательности.
Все мамаши, как правило, удивленно соглашались с тем, что они, видимо, не расслышали или перепутали... Иного объяснения попросту не могло быть.
Ира всегда пылко защищала нерадивых жалобщиц от упреков их мужей и родных:
– Ну, стоит ли так ругать милую девушку! – ворковала она, нежно приобняв жертву «склероза и рассеянности». – В моей практике случалось, когда у беременных ухудшались и слух, и память. Рассеянность и нервозность – это так естественно при гормональной перестройке организма. Любой врач подтвердит. Да и волнение перед родами – такой стресс, что и свой пол запросто забыть можно. Какая уж тут концентрация внимания! Так что не ругайте свою жену, молодой человек! Ей еще ребенка кормить!

Жалобщики были повергнуты в состояние умиленного идиотизма: если в начале визита они не сомневались в ошибке ясновидящей, то после предъявления записи в учетной книге быстро теряли уверенность. Факты – вещь неоспоримая. Ну, в самом деле, эта чудо-женщина не могла узнать от посторонних людей, кто у них родился, ведь вся личная информация (где именно они рожали, в какой больнице, в каком городе, в какой день) была закрыта для посторонних.
А раз так, значит, запись в журнале отражает предсказание. Тем более, что ясновидящая ни на секунду не оставалась наедине с этим журналом с момента появления жалобщиков у нее дома и не разговаривала по телефону с кем-либо, кто мог бы стать ее ассистентом и вписать нужный пол. Оставалось одно: беременная действительно находилась под стрессом и все перепутала. Тем более что прорицательница тогда, в день предсказания, вообще много говорила, прежде чем вынести свой вердикт-прогноз. Она вспоминала истории своих клиентов, и слова «мальчик» и «девочка» звучали неоднократно в разном контексте.
Так что все могло случиться. Ведь и правда, это не каждый выдержит: нервное ожидание скорых родов, встреча с ясновидящей... Главное, чтоб ребеночек был здоров, а все остальное сегодня уже не так и важно.

Интуитивно Ира остерегалась темпераментных восточных папаш, мечтавших, в своем подавляющем большинстве, о сыновьях. Она старалась предсказывать им мальчиков, но, ошибившись несколько раз, имела дело с разъяренными мужчинами, один из которых грозился ее зарезать. Она предъявила ему свою «волшебную» книгу, после чего опасность быть зарезанной тут же перекинулась на супругу джигита. Однако папаша быстро остыл после предсказаний испуганной прорицательницы о нескольких будущих мальчиках в их семье, если они продолжат творческий процесс созидания новых жизней...
После этого случая Ирина несколько месяцев никого не принимала, обдумывая возможность заняться другим делом. Она даже пробовала выучиться на парикмахера, о чем когда-то мечтала. Но быстро убедилась, что это – не для нее. Да и деньги, к которым она привыкла в должности ясновидящей, словно смеялись над заработками парикмахера.
Отдохнув от полученного стресса, она продолжила свою прежнюю работу, попросив брата усилить ее безопасность с помощью дверного глазка, крепкой цепочки и дополнительного замка.

Пару раз на Иру «наезжали» представители власти. Это происходило в первые недели ее деятельности, когда она разбрасывала рекламные листовки. Но она сумела найти ключик к борцам за социалистическую законность, которая не предусматривала в те годы частного предпринимательства, да еще в такой проблемной (с точки зрения материализма) сфере услуг!
И с тех пор ее никто не беспокоил. Раз в месяц приходил мужчина в штатском, пожимал хозяйке руку и буквально через минуту выходил из квартиры, ощущая в своей руке приятную тяжесть изящного конверта. Ира называла это творческим рукопожатием.
Она не делилась тайной своего бизнеса ни с одним человеком планеты. Это было бы и опасно, и унизительно. Да и зачем так рисковать! Менять почетную роль одаренной богом ясновидящей, внушающей благоговение, страх и зависть, на образ жалкой, хоть и удачливой аферистки, которую, разоблачив, могли бы лишить не только бизнеса, денег и почета, но и упечь за мошенничество на долгие годы! И никакая милиция, куда она отстегивала регулярные взносы за свое процветание, не смогла бы помочь, если бы дело стало громким.
Ее родные давно поверили в ее великий дар и повсюду с гордостью рассказывали о нем.
Себя Ира уважала за смелость, изобретательность и ум. Пусть Бог не дал ей великого дара ясновидения, но она сумела успешно его имитировать, обеспечив безбедное существование себе и родным! Не каждому доступно так виртуозно играть людьми! Это требовало смелости и даже дерзости, прекрасной интуиции, знания психологии, тонкости и артистизма, наконец. Она никому не причиняла зла даже в случае ошибки: люди ничего не теряли, кроме денег, которые они настойчиво стремились ей отдать. Она не обирала бедных: к ней обращались те, для кого эти деньги не были последними, ведь ее услуги не жизненно необходимы. Она ни за что не взялась бы имитировать целительницу неизлечимых больных. А пол ребенка... Смешно даже обсуждать тот ущерб, который она могла бы нанести неправильным прогнозом!

Тайна бизнеса Иры была проста и гениальна. Автором идеи и ее воплотителем был только один человек: она сама.
Клиенты записывались в журнал по именам и датам. И в их присутствии Ира больше ничего в журнал не вписывала. Однако как только клиент покидал ее кабинет, она вносила в журнал, рядом с именем будущей матери, пол зародыша, противоположный предсказанному. Если клиенту говорилось, что у него родится мальчик, то в журнал вписывалась девочка.
Расчет был опять же прост: если прогноз подтвердится, никому не придет в голову проверять какие-то там журналы. Так и происходило: восторженные и благодарные клиенты и их семьи приходили с конвертами и цветами, обнимали «прорицательницу», желали ей счастья, оказывали услуги... Ира обросла связями во всех отраслях народного хозяйства, науки, культуры и сферы обслуживания. Ей казалось, что она уже в самом деле обрела некий опыт в своем деле, поскольку ошибки в ее прогнозах стали происходить все реже. Или просто везло?
«А вот если прогноз не подтвердится, – думала юная предпринимательница, – тогда у меня должно быть письменное «доказательство» моего «правильного» предсказания. Так родился «волшебный» журнал «мага».

Суженый

Своего будущего мужа Ирина не искала за тридевять земель: одну из беременных клиенток сопровождал ее старший брат. Едва встретившись взглядами, молодые люди поняли, что пропали. А через несколько дней юноша вернулся один:
– Ира! Я долго искал повод увидеть Вас еще раз, но так ничего и не придумал. Три дня я искал беременных женщин среди своих знакомых, чтобы привезти их к Вам, но так никого и не нашел. Ждать, пока кто-то из жен моих друзей забеременеет, это долго. Помогать – рискованно! Я решил прийти без повода, ведь чистосердечное признание, говорят, смягчает вину. Так вот, признаюсь: похоже, я влюбился. Ой, забыл представиться: меня зовут Леонид.
– Леня! Если вы сами не уверены, что влюбились, то как я могу в это поверить?! А если ваша влюбленность – пока предварительный диагноз, то вы можете мной так и не заболеть. Более того, вы можете влюбиться в кого-то другого. Так что же вы хотите от меня? Зачем признаетесь в любви, которой пока нет?
– Зачем? Чтобы пригласить Вас в театр, узнать Ваши вкусы...
– Для этого совсем не обязательно придумывать чувства: я люблю балет и котлеты по-киевски.
Вечером следующего дня высокий брюнет в добротном светло-сером костюме, безукоризненной белоснежной рубашке и галстуке темно-асфальтового цвета ждал Иру на Театральной площади.

Своими внешними данными Ирина отличалась от Лени почти по контрасту: натуральная блондинка с большими карими глазами, с аккуратно вылепленным божественным скульптором носом, пухлыми чувственными губами и мягко очерченной линией подбородка, она обладала пышной грудью, женственной фигурой и непринужденной естественной пластикой. Даже на каблуках она с трудом достигала плеча своего знакомого, унаследовавшего от отца рост баскетболиста, жгучие черные вьющиеся волосы, довольно крупный нос и волевой подбородок. Леня держался скованно. Возможно, потому что был влюблен. Смущала и уверенная манера поведения Ирины. Он смотрел на нее своими небесно-голубыми глазами с таким благоговением, что Ира поняла: это не сыграешь.
Роман развивался стремительно. С Леней было интересно. Он любил пошутить, умел быть серьезным и дурашливым, романтичным и деловым, внимательным и рассеянным. Работал он кардиологом в детской больнице, что придавало его облику особую мужественность. Поначалу Ира думала, что ей попросту нравится быть объектом Ленькиной любви. Но вскоре она обнаружила в себе ответные чувства.

Родители Леонида, коренные одесские евреи, перебрались в Москву так же, как когда-то давно семья Иры. Поначалу они одобрили, в целом, выбор сына: красавица, умница, хорошо воспитанная девушка, да еще и бывшая соседка: жили когда-то на параллельной улице в Одессе. Конечно, они бы предпочли для Ленечки еврейскую невесту, чтобы хоть на уровне семьи исключить возможную проблему антисемитизма. Мама даже вспомнила пословицу про подушку, на которой должны лежать две похожие головы. Но, видя, как их сын страстно влюблен, родители Лени решили смириться с ситуацией.
Однако все резко изменилось, как только они узнали о занятии будущей невестки.
– Мы, сынок, – вполне уважаемые люди, – пафосно провозглашала мама, – мы-таки с папой – стоматологи. А твоя избранница, Леня, кто она такая? Ясновидящая? Я тебя умоляю! Ну, и что она там видит? Леня, ты же – советский врач! Ты что, веришь в эти сказки? Господи, да она – аферистка! Беги, Ленечка, пока не поздно! Она будет дурить тебе голову так же, как всем остальным, у кого нет своего ума понять, что человек не может быть рентгеном. Тоже мне, цаца! Да она просто не хочет работать! Вот и придумала себе «профессию»! И вообще, что мы скажем соседям и сотрудникам? Что наша невестка работает ясновидящей? Нас поднимут на смех! Наш сын пропал! Вейз-мир!
А Леня, действительно, пропал: он уже не представлял своей жизни без Иры. И ему было все равно, какая у нее профессия. Он заставил себя поверить в то, что его невеста обладает особым даром экстрасенса. А его родители просто не понимают таких вещей, вот и все. Постепенно они, конечно, привыкнут и смирятся, а может, даже станут гордиться своей необычной невесткой.
Вскоре после свадьбы Ира забеременела. Ее сильно занимала мысль: кто же родится у нее самой, мальчик или девочка? Когда ребенок начал шевелиться, Леня настойчиво интересовался, кто же там просится на свет Божий, но его супруга отвечала, таинственно улыбаясь:
– Я знаю, кто у меня родится, Ленечка. Но озвучивать пол своих детей ясновидящим категорически запрещено: плохая примета. Потерпи, родной мой! Уже не так долго осталось.

Продолжение следует

Другие материалы в этой категории: « Дима Билан Ключи »

1 Комментарий

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход

Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

Сидят лев с быком, ужинают. Льву звонит жена:
- Дорогой, ты скоро домой?
- Да, дорогая, скоро буду!
Бык заржал:
- Ну ты, Лев, даёшь: «Да, дорогая, скоро буду!» Ты же царь зверей! Я вот по столу – трясь! – молчать, баба, когда надо, тогда и приду!
На что Лев замечает:
- Так ты не ровняй, у тебя жена – корова, а у меня – Львица!
* * *
- Изя, а почему у евреев нет Дня Святого Валентина?
- У евреев, Сёма, считается, что любить друг друга нужно каждый день, а не один день в году.
* * *
Многие мужики мечтают о сексе с двумя девушками. А у меня был... С одной в 2008-м, со второй в 2015-м.


Читать еще :) ...