КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Марк ВЕРХОВСКИЙ

Марк ВЕРХОВСКИЙ


Великий Соломон был мудр и хитер,
Не зря евреями он долго правил.
Ошибки он с царицей Савской допустить не мог,
И потому устроил ей экзамен.

«Ехать или не ехать?» – бесконечное число раз в последнее время задавала себе вопрос царица, вынашивая цель посетить эту загадочную страну с ее удивительным народом. Но главное желание царицы заключалось даже не в этом намерении, а в остром любопытстве увидеть выдающегося правителя Израильского царства – легендарного царя Соломона.

Ты руку предложил за царствие мое,
Ты погубил наследника-царя.
О, Кир, я скоро отомщу тебе,
Когда в твой череп я налью вина!
(автор М. В.)


Послы остались довольны приемом царицы, удостоившей их встречи, достойной ранга Великого царя, коего они представляли. А потому гордыня и самодовольство посланцев так и выпирали из их богатых одеяний, основным достоинством которых являлись золотые изделия. Они уже предвкушали милости, которыми их осыплют оба государя после удачно выполненной ими миссии.
Важная директива должна была скоро завершиться ответом царицы, в положительности которого никто и не мыслил сомневаться. И, кстати, этот торжественный прием царицы должен был стать началом возвышения их карьеры.

В Пиркули мы с Сориным, младшим научным сотрудником Астрофизического отделения Академии наук Азербайджана, прибыли через 6 часов после старта из резиденции отделения, которое находилось в Баку в бывшей мечети.
Это расположение было символично, ибо на Востоке мечеть всегда дружила с астрономией, в отличие от Запада, где церковь посылала астрономов на костер. Поскольку я трясся в кузове грузовика, то настроение у меня было непраздничное. Однако вместе со мной в кузове прибыли долгожданные продукты питания, и потому ребята астрономического кружка Бакинского дворца пионеров при виде такого сюрприза объявили этот день праздником святого Марка и Днем всенародного гуляния.

Но он скрывал от всей земли,
что у него рога росли...


Низами Гянджеви. Поэма «Искандернаме»

Обычно спокойный и законопослушный город пришел в неописуемое волнение. Женщины всех возрастов высыпали на улицы столицы, чтобы обсудить огромной важности новость, свалившуюся на жителей сообщениями глашатаев царского дворца.
Правительница города и его окрестностей Нушаба носила гордый титул «царицы женщин», ставшей в дальнейшем художественным образом предводительницы амазонок – Фалестрией.
Однако в намерение автора не входит освещение темы легендарных приключений амазонок, весьма насыщенной в средствах информации. Необходимо мужественно признать, что амазонки существовали не от хорошей жизни. Очевидно, первая половина человечества так довела свою вторую половину, что, в конце концов, последние решили поменяться ролями. Став амазонками, они испили свою горькую чашу до дна, в результате чего опять вернулись ко вторым ролям.
Я воспользуюсь моментом, чтобы кратчайшим путем привести читателя к данной географической местности и к историческому отрезку времени описываемых событий.

Тифлис произвел на корнета (один из первых офицерских чинов в царской армии) Лермонтова ошеломляющее впечатление. Ведь в свои 23 года молодой человек впервые выехал на юг России. Он, как мальчишка, радовался окружающей кавказской природе, воспетой совсем недавно его кумиром – поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным.

Да, собственно, и эта поездка на Кавказ, связывала одной нитью корнета с великим поэтом. Ведь именно его внезапная смерть на дуэли и послужила рождению в России нового русского талантливого поэта Михаила Юрьевича Лермонтова.
Малоизвестный в московском обществе поэт, корнет Лермонтов, тем не менее, сумел прославиться на юнкерских пирушках, где ни в чем не отставал от друзей-гусаров, являясь первым участником во всех скабрезных похождениях. Лермонтов описывал в своих стихах забавы юнкеров, и, в первую очередь, эротические. Эти юношеские стихи, содержавшие и нецензурные слова, снискали Лермонтову в среде молодежи первую поэтическую славу.

Узникам концлагеря «Бухенвальд» было не до наступления весны 1945 года, ибо события апреля слились в один тугой узел сопротивления эсэсовской охране. Гром артиллерийских раскатов приближающейся к Веймару линии фронта наполнял энергией узников, готовивших свое освободительное восстание.
Несмотря на то, что официально Бухенвальд не имел статуса «лагеря смерти», уже с лета 1937 года там начали уничтожать людей. С июля 1937 по апрель 1945 года через лагерь прошло около 250 000 обреченных на смерть. Особенно много заключенных погибло в филиале Бухенвальда – Дора-Миттельбау, где в подземных цехах изготовлялось «оружие возмездия рейха»: «Фау-1» и «Фау-2».
В сентябре 1941 года вблизи лагеря были расстреляны первые советские военнопленные. Позднее, западнее от лагеря, в конюшне СС, появилось расстрельное устройство. По приблизительным подсчетам, было расстреляно около 8000 советских военнопленных, которые не учитывались в статистике лагеря. В январе 1942 года здесь начинают проводить первые медицинские опыты над узниками, в результате которых большинство умерло мучительной смертью. Заключенных инфицировали сыпным тифом, туберкулезом и другими опасными заболеваниями для того, чтобы проверить действие вакцин против возбудителей этих болезней. Эти опыты привели к тому, что к концу года в лагере из 9517 узников каждый третий умер.

Первого мая 1953 года страна встречала уже без вождя страны – Иосифа Сталина, а потому и без всякого оптимизма. Это был первый праздник без вождя. Вставшие у власти члены Политбюро не находили в народе достаточного доверия. Шли пересуды – кто встанет у руля власти, но ни одна кандидатура не могла сравниться с вождем, а потому все Политбюро народу было абсолютно безразлично. Людей объединял один краткий глобальный вопрос: «Как мы будем существовать без Сталина?» Поскольку ответа мы не находили, то продолжали жить, как жили раньше.

Услышав по радио эту страшную новость, Мари пришла в ужас.
Да, она предрекала эти события, но когда они все-таки наступили, ей стало страшно. Страх сковал ее, Принцессу греческую и датскую, родственницу всех европейских королевских династий. Холодный пот покрыл ее изнеженное тело, когда она представила себе нависшую над Зигмундом смертельную опасность...

Однако Мария не была бы представительницей родословной от Наполеона Бонапарта (а она была правнучкой Люсьена Бонапарта – брата императора), если бы через минуту не вернулась бы в свое обычное невозмутимое состояние.
Образ жизни Принцессы не допускал расслабления – писательница, общественный деятель, переводчица, основательница Парижского психоаналитического общества – всегда на виду.
К тому же, и унаследованное баснословное состояние от деда по матери, Франсуа Блан, застройщика Монте-Карло, будоражило воображение общества.

Ужас параличом сковал хрупкое тело девушки. Она была не в состоянии шевельнуть даже пальцем. Густой туман страха атрофировал все органы Джоан и лишил ее разума. Она видела перед собой только мелькающее лицо мужчины с остекленевшим взором, который навалился на нее своим плотным потным телом и дышал ей прямо в лицо смрадным запахом неизвестного животного.

Все произошло столь скоропалительно, что девушка еще не осознала, что несчастье уже навсегда вошло в ее жизнь. И вдруг, сквозь катастрофу своей ситуации, ее пронзила мысль:
«Это тот самый садист, о котором предупреждало телевидение. Он после насилия над женщинами злодейски их расчленяет».

Трудно запомнить за свои долгие годы жизни каждый из праздников дня рождения. Можно, конечно, вспомнить отдельные какие-то знаменательные эпизоды происшедшего. Обычно на память приходят праздники, проведенные во время путешествий или вне дома.

Из моей молодости мне запомнился один такой день – 22-й день рождения. Пришелся этот день на третий год моей службы в армии. Всего за несколько дней до него я и не предполагал, что моя армейская судьба полностью изменится, и, как ни странно, в лучшую сторону.
К тому времени я уже служил в третьей воинской части. Поменяв не по своей воле две ракетные части, я оказался в артиллерии. Не найдя мне достойного применения в обслуживании 152 миллиметровых гаубиц, комбат определил меня в хлеборезку, нахождение в которой вне казарменного режима, как понимает читатель, предполагает всего один шаг до земного рая.

страница

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ




Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
– Изя, вы слышали, в армии Сан–Марино служит всего 80 человек.
– И шо с того?
– При желании их может захватить любая еврейская свадьба.
– Да, но кому нужны лишние 80 ртов на еврейской свадьбе?
* * *
– Товарищ милиционЭр, таки деньги были в кошельке, а кошелек в лифчике...
– Мадам Рабинович, Вы что не заметили, как Вам в лифчик залезли...?!
– Та я ж думала, шо он в хорошем смысле...

Читать еще :) ...