Гороскоп


ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ


Вход



Юмор

Один богатый человек за сто фунтов купил картину у английского художника Уильяма Тёрнера. Позже он узнал, что эту картину художник рисовал всего два часа. Богач рассердился и подал на Тёрнера в суд за обман. Судья спросил художника:
– Скажите, сколько времени вы работали над этой картиной?
– Всю жизнь и ещё два часа, – ответил Тёрнер.
* * *
- Официант, всем шампанского за мой счёт!
- Марк Абрамович, но вы здесь один.


Читать еще :) ...

Алексей ЯБЛОК

Алексей ЯБЛОК


(грустный детектив с элементами юмора и печальным концом)

С ужасом и содроганием смотрю по телевизору на происходящее в сегодняшней Украине. Артобстрелы городов и гибель мирных жителей на Донбассе, перспектива холодной и голодной зимы в других регионах страны... Жители всегда тучной и сытой Украины, меняющие на границе с Польшей бутылки водки (горилка и сало – непреходящая валюта неньки) на элементарное продовольствие...
События, изложенные в предлагаемой читателю повести, относятся ко времени, когда все только начиналось.
Челнок – рабочий орган...  постоянно перемещается  туда и обратно по основе, создавая ткань.
БСЭ


Часть первая. Челноки на перепутье

«Джентльмен в поисках десятки»
(Савелий)


Все-таки заместитель начальника областного управления – это вам не гриб-поганка! Это сейчас можно хихикать по поводу разных там должностей при недоразвитом социализме, ибо любой уже сложившийся или даже еще недоделанный «новый русский» за раз может «спустить» такую сумму, какую в застойные годы номенклатурный пузач не то чтобы в руках, даже в мыслях не держал.

С любимыми не расставайтесь,
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
И каждый раз навек прощайтесь,
Когда уходите на миг!

                Александр Кочетков

Ландышевая весна

Эту девчонку Венька впервые увидел в вестибюле института, куда чуть ли не в последний день приема документов он примчался сломя голову. Этому предшествовала одна странная история. После двух неудачных попыток поступить в престижные вузы Венька понизил свою самооценку и решил поступать в Одесскую «муку» – Технологический институт пищевой промышленности, где был еще божеский конкурс. О цифрах конкурса свидетельствовала ежедневно вывешиваемая приемной комиссией рукописная справка с указанием количества претендентов на одно место.

Любкины рассказы

Посвящается 75-летию прорыва блокады Ленинграда


Ленинградцы, дети мои...
Джамбул Джабаев

...Собираясь в дорогу на ПМЖ в Штаты, я съездил попрощаться с двумя городами: в Одессу на «cамом синем в мире Черном море» и в «город над тихой Невой» Ленинград. Я не стал жителем Одессы, хоть и считаю ее своей alma mater, и никогда не жил в Ленинграде, но этот, пусть не родной, город мне близок и дорог. Я прощался с Питером навсегда, но он и сейчас не отпускает, а правильней сказать, не прогоняет меня...

...Как это ни выглядит странно и даже кощунственно, но Люба вправе считать 22 июня 1941 года для себя счастливым днем. Сейчас объясню, в чем дело. Люба – урожденная ленинградка, но корни ее на Украине, в небольшом уютном городке с еврейским местечком в центре, где до войны проживало больше половины городского населения.


Севка уезжал тридцатого декабря 1989 года. Конечно, это было не по-людски уехать в канун Нового года, не выпив с друзьями «на посошок» уже в наступающем году. Но, как говорится в английской поговорке (Сева очень старался, изучая идиомы и пословицы, которые на первых порах должны были заменить знание языка) “Business before pleasure” – «делу - время, а потехе – час».


Вот как раз этого часа и нехватало, так как «форточка» в Америку по новому тамошнему законодательству вот-вот должна была захлопнуться. Севкина семья с боем вырвала места в автобусе, отвозившем эмигрантов до Чопа, у другой менее удачливой family. Сам Севка и его родители ничего плохого не совершали, перекупив по ходу дела места у вороватого водилы: во всём виноват был Дарвин с его теорией борьбы видов за выживание...

Я вам не скажу за всю Соборку...

Нет, нет, никакогo неуважения к футболу, тем более пренебрежения, о чем можно подумать, прочитав название этой главки, здесь быть не может. И не имеет никакого значения, что в «крутой» Одессе в пятидесятые годы была-то одна захудаленькая команда с постным названием «Пищевик», которая пасла задних в классе «Б» союзного футбола. Но местные болельщики, фанаты, любили ее самозабвенно. Кстати, о фанатах. Слово это точно вышло из Одессы, прошло крестным ходом по Союзу, а затем вместе с выезжающими оттуда евреями – по всему миру.

Начало

Мама всегда поражалась моей памяти на события и случаи, происходившие в нашей семье, когда младшенькому, то есть мне, было 2–4 года. Если я, будучи уже взрослым, вспоминал какую-нибудь деталь из раннего детства,  она всплескивала руками, произносила свое привычное «В-э-э-эй!», после чего следовал тщательный анализ времени, к которому относился этот эпизод. Анализировать было легко: 22 июня 1941 года раскололо жизнь людей, их память на два совершенно не схожих времени – до и после этого дня.
…Начало войны застало нашу семью в поселке вокруг большой железнодорожной станции на юге Украины. В день, когда началась война, мне исполнилось четыре года. Матушка хлопотала на кухне – мы ждали гостей. Гости собрались, но вместо радостного застолья в комнате стояла тишина, прерываемая всхлипами моей мамы и тети Енты, Вовкиной мамы.

Ах, война, что ж ты,
подлая, сделала?!


Это поколение, пережившее Отечественную войну и выжившее в ней, имеет общий, один на всех день рождения – 22 июня 1941 года. Ибо время, прожитое до начала войны, было другой жизнью, той, которую последователи учений о вечности духа сейчас называют прошлой.

... Сонечка встретила начало войны ясным солнечным недобрым полуднем после выпускного вечера, который продлился до раннего утра. Речь Молотова застала её ещё в постели. Леденящие душу слова наркома резко контрастировали с возвышенным настроением последних дней и с яркими лучами летнего солнца, ворвавшимися через оконце в комнату. Сознание отказывалось принимать эту ужасную правду: только вчера была радость от выпускного бала, волнующая перспектива жизни в большом городе, нежные поцелуи любимого человека и их мечты о жизни рука об руку много лет...

...Не знаю, обратил ли внимание вдумчивый читатель на то обстоятельство, что времена года – дело сугубо женское? Сомневаюсь, иначе об этом уже было бы писано-переписано, сказано-пересказано легионом индивидуумов, причисляющим себя к эпистолярному цеху. Рискну утверждать этот посыл и попробую привести доказательства в пользу его справедливости.

Итак, весна, осень, зима – имена существительные женского рода. Поскольку средний род в обсуждаемом нами вопросе начисто исключен, то вместо лета будет фигурировать летняя пора, которая также ассоциируется с женщиной в пору ее расцвета и созревания.

Купите бублики!
Кто помнит Одессу второй половины пятидесятых годов?
Глупый вопрос – кто жил в это время в Одессе и дожил-таки до наших дней, просто не сможет ее забыть!
Конец 1957 года. Минул год после ХХ съезда очень родной тогда партии, двадцать лет прошло со времени сталинской санобработки советского общества, почти столько же оставалось до полного построения коммунизма с возвратом денег по облигациям государственных займов.
Воздух перестал озонироваться грозовыми разрядами и, несмотря на зимнюю пору, в нем отчетливо ощущались весенние запахи.