КОНТУР

Литературно-публицистический журнал на русском языке. Издается в Южной Флориде с 1998 года

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта


Жанна КОРСУНСКАЯ

Жанна КОРСУНСКАЯ

И снова с нами замечательная Жанна Корсунская. Помните, как с нетерпением ждали мы продолжения ее «Королевы на левом бедре», «Стрекозы на льдине», зачитывались романом «У кого как...»? Сейчас Жанна живет в Иерусалиме. Работает советником по связям с русскоязычными СМИ пресс-секретаря кнессета. Ее новый подарок читателям «Контура» - роман «Женские войны».

Новый Роман Жанны Корсунской
«Созвездие рыб в сливочном соусе»
Том Второй.  Фрагмент. Продолжение

Вернувшись домой, я написала свое желание: «Увидеть маму по-настоящему счастливой и радостной! И услышать ее ласковый веселый голос!» А рядом – волшебные слова из Каббалы: «Когда поднимался дым воскурения столбом, Первосвященник видел в нем буквы секрета Святого Имени, видел, как они порхают в воздухе и поднимаются вверх, как столб. А затем множество святых колец окружает воскурение со всех сторон, пока оно поднимается Светом и Радостью, принося отраду тому, кого услаждает. Ничто не доставляет такой радости Всевышнему, как воскурения!» И сразу стало понятно, почему Элиягу соединил мое желание именно с этой цитатой. Я желала видеть и слышать маму радостной, и Воскурение тоже поднималось Радостью. Первосвященник, приготавливая вещества для Воскурения и совершая ритуал, желал принести отраду Богу, и когда ритуал происходил, он видел, что Бог радуется. Того же результата жаждала я от мамы.

Новый Роман Жанны Корсунской
«Созвездие рыб в сливочном соусе»
Том Второй.  Фрагмент. Продолжение

И вдруг слова сами засветились в моем сознании, и я услышала, как шепчу: «Душа моя, спасибо тебе за всё! Увидеть то, что происходило на корабле, – это огромный подарок для меня! И увидеть говорящие зерна – великое Чудо!» Едва я прошептала слово «Чудо», как вновь появилась комната, освещенная свечой, которую душа показала мне в самом начале путешествия, мешок с пшеницей и два зернышка на самом верху. Мужчина резко взвалил мешок на спину, и я явственно ощутила мистический удар в спине, в точности такой, как на корабле. Вот когда произошел Удар! Точно! Зерна столкнулись, потому что мужчина резко взвалил мешок на спину. И вспомнились слова Ханы: «Твоя душа ведет тебя. Ты и Раз полюбили друг друга, когда были зернами пшеницы». Мужчина распахнул входную дверь и вышел из дома. «Мы еще встретимся! Мы обязательно встретимся...» – растворялся шепот зерен в нежном свете восходящего солнца. Свет был мягким, ласкающим, тем самым, что освещает Землю на рассвете. Я больше не ощущала себя. Только свет. Лучезарный свет, и сама вдруг стала ласкающим светом…

Новый Роман Жанны Корсунской
«Созвездие рыб в сливочном соусе»
Том Второй.  Фрагмент. Продолжение

Провалиться сквозь море

Мой брат умер через год после нашего приезда в Израиль, и мама уверяла, что после его смерти они с папой не вернулись в Россию только из-за меня и моего сына. Папа устроился на работу по своей специальности – слесарем, а мама ухаживала за бабушками в доме для престарелых, хотя в России была инженером. Мама с папой помогали мне деньгами, терпеливо ожидая, когда я выучу иврит и начну делать настоящую карьеру. Я тоже много работала, но финансово независимой стала только через десять лет. Папа до этого не дожил. Его не стало через пять лет после смерти моего брата. Он умер от рака, но мама сказала, что он умер от тоски, потому что так и не смог прижиться в Израиле. Я смотрела на весь этот ужас, развернувшийся передо мной, изнемогая от горя, стыда и отчаяния, и вдруг услышала слова Ханы:

Новый Роман Жанны Корсунской
«Созвездие рыб в сливочном соусе»
Том Второй.  Фрагмент. Продолжение

К артина в моем воображении вновь двигалась к началу – к тому моменту, о котором я попросила душу. И я увидела Раза. Он не был подвержен воздействию мыслей, поэтому от его тела остался только светящийся контур. Мама неотрывно смотрела на Раза. Кокон мыслей, окутавший ее, распался, и она тоже стала свечением океана Любви. Потом мама повернулась ко мне, и я увидела ее взгляд, устремленный на меня. Взгляд, полный жажды поделиться со мной Блаженством, но это оказалось невозможным, потому что я была плотно закутана в кокон мыслей. Мысли просматривались явственно, как и все остальное снаружи и внутри.

Новый Роман Жанны Корсунской
«Созвездие рыб в сливочном соусе»
Том Второй.  Фрагмент. Продолжение

Дрожжевое тесто – это жизнь! Оно дышит! Ты когда-нибудь наклонялась к дрожжевому тесту, чтобы послушать, как оно дышит? – спросила меня Хана.
– Нет, конечно!
– Попробуй! Дрожжевое тесто – это свобода! Для него нет никаких границ, рамок, цепей! Физическое общение с этой живой свободолюбивой субстанцией дает истинную мудрость и покой.
В моем воображении мгновенно возникла картина на телеэкране: Хана месит тесто и рассказывает об общении с ним! И я предложила ей принять участие в женской телевизионной программе, ведущая которой моя старая приятельница.
– Ничего не получится, – ответила Хана.
– Потому что детей не с кем оставить?
– Дети тут ни при чем. Картинка на телеэкране ничего не передаст, – убежденно ответила Хана, – человек должен быть рядом со мной, на расстоянии прикосновения, чтобы чувствовать, как я запускаю руки в тесто, и наблюдать за собственными ощущениями в этот момент. Однажды со мной случилось такое. Когда мне исполнилось двенадцать лет, мама привела меня к женщине – Мастеру по выпечке хлеба и оставила в ее доме на целый месяц, чтобы я полюбила тесто.

Новый Роман Жанны Корсунской
«Созвездие рыб в сливочном соусе»
Том Второй.  Фрагмент. Продолжение

– Э то ты здорово придумала, процитировать Мартина Бубера вместо запланированной речи, – сказал Зоар, когда мы остались наедине в его кабинете. – Но как тебе в голову пришла гениальная идея о немецком философе еврейского происхождения?!
Я растерялась, ведь чтобы объяснить это, нужно было рассказать о Разе. Между тем девочка опять появилась. Села на пол возле меня и смотрела на Зоара восхищенными глазами. «Мы с Тамарой ходим парой! Мы с Тамарой – санитары!» – завертелось в голове детское четверостишие. «Она что, теперь всегда будет со мной?! Это же просто какое-то раздвоение личности!» – ужаснулась я.
Зоар встал и направился к столику, где стоял чайник.

Моя новая неделя началась в канцелярии директора нашего учреждения. Мы принимали высокопоставленную делегацию из Германии.
Из Эйлата я вернулась в пять утра, но мысленно до сих пор находилась там. Улетала в разные эпизоды, произошедшие со мной во сне и наяву, и возвращалась назад – в то место, где находилась сейчас. Место было желанным. Мягкое кожаное кресло за длинным директорским столом. Глава делегации – немецкий министр – выражал благодарность израильской стороне за теплый прием, оказанный ему и его коллегам. А я сидела в желанном кресле и… катастрофически засыпала. Глава делегации говорил об Израиле и его достижениях. Я всеми силами напрягалась, стремясь сосредоточиться, и вдруг явственно услышала голос девочки, с которой встретилась впервые в моем странном видении, когда оказалась в гостиничном номере Арье.

Мы продолжаем публиковать фрагмент, в котором Вирсавия видит сон, находясь в гостиничном номере своего нового знакомого – архитектора Арье.

Я облегченно вздохнула, но глаз не открывала. Слова Раза помогли мне, ужасная репродукция исчезла из поля моего видения, но я чувствовала, что она словно провалилась куда-то внутрь меня и затихла там. Точнее, затаилась… А я вернулась туда, где находилась сейчас, – в объятия Раза. Ощутила его мудрое присутствие и… жесткую шерсть, которой касалась в этот момент моя щека. Шерсть жесткая, но почему-то приятная. «У Раза нет на груди шерсти», – удивленно подумала я, открыла глаза и увидела, что обнимаю обезьяну.

Как только я вошла в номер Арье, тонкий аромат отеля «Царица Савская» окутал меня нежным фимиамом. Я включила свет. Номер был «девственным». Стоял нетронутым, начищенным до блеска с тех пор, как его утром убрали. Просторная двуспальная кровать с белоснежными простынями и светлым шелковистым покрывалом, туго натянутым поверх простыней. Кровать светилась ярким символом богатства и респектабельности. Я вдохнула аромат пышной балюстрады подушек, уложенных белыми облачками под широкой картиной голубого неба и синего моря. Картина в совокупности с мощной спинкой кровати, выполненной из дорого сорта светлого дерева, излучала образ спокойного счастливого сна.

И грустнейшая мысль распласталась над созерцаемой мною идиллией: «Все как всегда – поселяют в дорогую гостиницу, а потом заставляют бегать по запланированным мероприятиям, да еще на море успеть хочется, так что совершенно не остается времени побыть в «богатстве и респектабельности». Так и у нас в учреждении происходит на всех корпоративных семинарах». И я отправилась на балкон. Очень хотелось курить.

– Так, где твой любимый? – снова спросил он, театрально оглядываясь по сторонам.
– Не волнуйся, – успокоила его я, – мой любимый у себя дома. Он местный житель.
– Иметь бойфренда в Эйлате очень благоразумно.
– Почему?
– Не нужно тратить деньги на дорогие гостиницы. Хотя к тебе это, похоже, не относится.
– Почему? – удивилась я.
– Ты предпочитаешь финансовой разумности личный комфорт. Это по-королевски!
– Что по-королевски?
– Насладиться дикарем-любовником, а потом отдохнуть от него в шикарных апартаментах «Царицы Савской».

страница

ФИЛЬМ ВЫХОДНОГО ДНЯ





Гороскоп

АВТОРЫ

Юмор

* * *
— Я с одной девчонкой больше двух недель не гуляю!
— Почему?
— Ноги устают.

* * *
Когда я вижу имена парочек, вырезанные на деревьях, я не думаю, что это мило.
Я думаю, весьма странно, что люди берут на свидание нож…

Читать еще :) ...